Суд по выстрелу в Бресте. Вооруженные военные 11 августа влились в толпу протестующих и хлопали в ладоши

Суд по выстрелу в Бресте. Вооруженные военные 11 августа влились в толпу протестующих и хлопали в ладоши

Общество

17 февраля в Брестском областном суде продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении Александра Кордюкова, который 11 августа был рядом с Геннадием Шутовым, когда того смертельно ранили в голову. Брестчанина обвиняют в покушении на убийство военнослужащего (тот во время протестов был в «гражданке»). Кордюков говорит, что все было не так, как представлено в обвинении. Мужчине грозит 25 лет лишения свободы. Застреливший Шутова мужчина по делу проходит потерпевшим. Сегодня на процессе слушают свидетелей.

В самом начале процесса один из военнослужащих, участвовавших в конфликте с Шутовым и Кордюковым, потерпевший Голицын заявил ходатайство о проведении закрытого судебного заседания. По его словам, ему поступали угрозы от анонимов. Второй потерпевший, Гаврилов, тоже пожаловался, что ему на телефон поступали сообщения: «Как живется твоим родителям?», «Как твоим родителям спится? Хорошо?».

Угрозы, говорит потерпевший, он стал получать вчера, после окончания первого дня процесса.

Прокурор поддержал ходатайство силовиков.

Кордюков и его защита были против.

Суд решил в удовлетворении ходатайства отказать за необоснованностью.

Двое свидетелей со стороны обвинения — сотрудники ОМОНа — подали заявления о допросе дистанционно. Суд их просьбу удовлетворил. Свои пояснения они давали из отдельной комнаты.

Командир брестского ОМОНа Максим Михович рассказал, что 11 августа перед силовиками стояла задача обеспечить общественный порядок на территории Бреста. Сотрудники ОМОНа в тот день работали в гражданской и форменной одежде. Военнослужащие — только по «гражданке».

Брестчанин Владимир Олесин в момент конфликта находился возле дома № 334 на улице Московской. Сам конфликт не видел, но заметил, что в руке одного из них был предмет, похожий на трубку, который на свету издавал «металлический блеск». Владимир сообщил, что слышал звуки потасовки и выстрелы. После этого он ушел и сообщил милиционерам о том, что возле дома была стрельба.

В суде должны были выступить еще два свидетеля, однако они не приехали: командующий сил специальных операций Вадим Денисенко и еще один представитель воинской части, майор Лабкович, подали заявления, что не могут присутствовать по болезни.

В суде зачитали показания свидетелей, которые они дали во время следствия.

Выяснилось, что распоряжение привлекать вооруженных военнослужащих во время протестов в Бресте в тот день, 11 августа, дал именно командующий силами специальных операций Вооруженных сил Республики Беларусь генерал-майор Денисенко. В городе в подчинении командира ОМОНа было 16 военнослужащих. Они были разделены на группы по несколько человек. Все были в гражданском, вооружены, рации не использовали, переговоры вели через мобильную связь.

Также в суде огласили показания командующего силами специальных операций генерал-майора Вадима Денисенко:

— Подтверждаю, что именно мной в тот день была поставлена задача заместителю командира отряда указанной части майору Лабковичу о том, чтобы он вместе с иными военнослужащими данной части поступил в распоряжение командира ОМОН УВД Брестского облисполкома для несения службы по охране общественного порядка и выполнения совместно стоящих задач.

Как следует из пояснений генерал-майора, военнослужащих в/ч 89 417 привлекли, так как они обладают необходимыми навыками ведения разведывательной деятельности. Они должны были, в частности, выявлять возможных организаторов, координаторов, зачинщиков массовых беспорядков. Как стало известно в суде, вооруженные Гаврилов и Голицын 11 августа получили приказ смешаться с толпой. До инцидента в тот вечер они шли в толпе и хлопали в ладоши.

Майор Лабкович, который тоже работал на протестах в Бресте, рассказывал, что после того, как Голицын и Гаврилов сдали 11 августа оружие, он пересчитал патроны — и понял, что каждый из них произвел по 2 выстрела.

Гаврилова он охарактеризовал, как человека, который отлично владеет табельным оружием.

Во время изучения материалов уголовного дела в суде зачитали стенограмму видео, которое нашли в мобильном телефоне Кордюкова. На нем обвиняемый рассказывает о том, что произошло 11 августа. Запись он сделал 14 августа в своем гараже незадолго до задержания.

— Дело обстояло так: мы подошли к двум одетым в гражданскую одежду людям и спросили: «Вам не стыдно?!» Ну или что-то в таком роде. У меня была труба. Мы шли воевать все-таки. Да, признаю, один ударил меня локтем в бок, я упал, но при этом ударил его трубой по ноге. Дальше происходило непонятное. Я как-то подскочил и в это время уже начали стрелять. Я бежал, за мной бежал один из них в гражданской и стрелял из пистолета. Сегодня, 14 числа, я был в гараже. Мне плохо. Состояние… Ужасное состояние. Я собрался поехать с семьей в Кобрин к родителям. Я подошел… Пока я зашел, в это время подлетел к моему гаражу бус с ОМОНом. Я это все наблюдал. Как раз подъехала моя жена с ребенком 10-летним, моим любимым сыном… Моя любимая жена… Они им ничего не сделали, но потом подъехали еще люди, в гражданском. Теперь я как бы в государственном розыске, — зачитал стенограмму гособвинитель.

После допроса свидетелей суд перешел к исследованию материалов уголовного дела. Те из документов, которые относятся к внутренним, изучат за закрытыми дверями.

Источник: TUT.BY

Поделиться ссылкой: